Татары Центральной Азии и происхождениe народа «ураанхай-саха»

Василий Васильевич УШНИЦКИЙ, кандидат исторических наук, научный сотрудник ИГИиПМНС СО РАН.

Тюрко-монгольские народы средневековья создавали огромные империи на территории Центральной Азии и даже мелкие племена примыкали к ним или создавали свои государственные образования, например, курыканы, меркиты и байырку. Тем более удивительно, что строители этих великих империй с читаются исчезнувшими, мигрировавшими в Среднюю и Малую Азию и не имеющими потомков на территории Южной Сибири, в Байкальском регионе и Монголии, где они жили долгое время.

В то же время в XVII в. неведомо откуда появились племена сибирских и минусинских татар, кумандинцев и телеутов, сойотов и бурятов, ураангхай-саха. Многие исследователи ищут их предков в аборигенных народах, отуреченных в недавнее время. Поэтому хотелось бы провести сравнительно-сопоставительное изучение теорий происхождения и формирования культуры саха с кочевыми народами Центральной Азии. Собственно, этой проблемой мы и занимались, начиная с 1995 г. после поступления в аспирантуру ИГИ АН РС (Я). За это время было проведено сравнительное исследование якутской культуры и этнонимов с кимаками [2000, 2003], бома-алатами [2007, 2015], кыпчаками [2012, 2015] и с меркитами [2009, 2013].  К своему удивлению, мы обнаружили что больше всего совпадений в общих или схожих этнонимах, версиях происхождения предков, имеется с буир-нурскими татарами, ведь и средневековые народы имели своих предков в лице древних народов.

В изучении этногенеза саха возникли следующие основные концепции происхождения народа, сформулированные академиком РС (Я), д.и.н. Гоголевым А.И.:

1. Скотоводческая якутская кулун-атахская культура сформировалась на Средней Лене в XIV-XV вв. на основе миграции с Прибайкалья племен монгольского периода [Гоголев, 1993].

2. В этногенезе саха просматривается наличие индоиранского субстрата, через участие ираноязычных племен саков, создателей пазырыкской культуры Горного Алтая [Гоголев, 1993].

3. В этногенезе саха прослеживается древний хуннский компонент [Гоголев, 1993].

4. В формировании языка и культуры саха принимали участие кыпчакский и огузский компоненты [Гоголев, 1993].

5. Также просматривается влияние монгольского компонента, отраженное в языке и в материальной, духовной культуре [Гоголев, 1993]. С монголоязычным компонентом связываются потомки Омогоя – батулинцы. Батулинцы были в составе хоринцев и булагатов, они связываются с племенем батут в составе ойратов.

6. По фольклорным, антропологическим и лингвистическим данным предки саха и западные буряты-булагаты составляли в течении длительного времени единый народ  [Константинов, 1975]. Этому не противоречат  этнографические и генетические материалы. В материалах усть-талькинской культуры бурятские исследователи обнаруживают истоки бурятской культуры [Дашибалов, 2003].

7. Основным тюркским компонентом в этногенезе саха являются кангаласцы – потомки канглы  [Гоголев, 1993].

8. В этногенеза саха просматривается алакчинский компонент [Савинов, 1985; Ушницкий, 2000, 2003].

9. За время изучения этногенеза саха выдвигались гипотезы о меркитском и кереитском происхождении [Ушницкий, 2009, 2013].

10. Существовала версия В.В.Радлова о принадлежности якутского языка сначала к монголоязычной семье языков и только потом к тюркским [Архив МАЭ].

11. В культуре, языке саха имеется много элементов от культуры и языка чжурчжэней – обитателей Маньчжурии [Васильев, 1995].

12. В составе саха значительное место занимают борогонцы и байагантайцы – которых мы отождествили с средневековыми племенами баргутов и баегу (байырку) упоминаемых в Байкальском регионе.

13. Французские археологи заявляют, о позднем прибытии маленькой группы имеющих боевое снаряжение всадников, вследствие перемещений народов, имеющих отношение к завоеваниям империи Чингисхана.  [Амори…, 2012, с. 206].

14. Народ саха несмотря на проживание в таежной зоне и комплексное лесное хозяйство, сохранил табунное коневодство, которое ассоциируется с кочевым образом жизни.

Усть-талькинская археологическая культура XII-XIV вв. согласно В.С.Николаеву, принадлежала предполагаемым предкам якутского народа, которые сложившись в единый этнос, в полном составе мигрировали на Среднюю Лену [Николаев, 2004]. Это культура могла принадлежать племенам туматов и усуту-мангун  [Николаев, 2004]. Усть-талькинцы погребали своих мертвых в некрополях до ста всадников с остовом коня и с коровы с западной ориентировкой. Впервые их изучала Е.Седякина в аварийных раскопках на месте строительства Братской ГЭС, потом Сегенутский могильник в Верхней Лене А.П.Окладников и И.В.Константинов ездил на раскопки  [1970].

В формировании усть-талькинской культуры, как и якутской скотоводческой культуры на средней Лене принимал участие кимакский компонент [Гоголев, 1993; Николаев, 2004]. Усть-талькинцы еще в  XII в. освоили все Южное Приангарье. Усть-талькинская археологическая культура состоит из двух этапов: догланский – XII и нач. XIII в.; усть-удинский – XIII- первая пол. XIV вв., что говорит о возможной смене населения [Николаев, 2004]. По мнению В.С.Николаева, усть-талькинские некрополи принадлежат знаменитым воинам, прославившим свой род или племя в дальних походах в составе монгольских армий [Николаев, 2006, с. 307].

Согласно сведениям фольклорных источников, устанавливается следующая  фольклорная версия происхождения саха.

1. Старинное самоназвание народа саха – ураангхай, отраженное в эпосе олонгхо. По якутским легендам, прародина саха Ураангхай находится на девятой от Лены реке [Боло, 1994].

2. Предки саха жили рядом с страной Тангут. Прародитель саха Эллэй Боотур – Дьинг Саха был родом из этой земли.  Самоназвание саха получили от имени древнего правителя [Strahlenberg Ph, 1730].

3. Омогой Баай прародитель саха из народа «бырааскай», отделился от народа «татаар» [Ксенофонтов, 1977], его потомками являются батулинцы и их ветви намцы и баягантайцы.

4. Согласно якутским фольклорным источникам, их предки происходят от народа «татаар», которых стали истреблять победители – народ нуучча.  От этой войны бежал Татаар-Тайма с сыном Элляем [Ксенофонтов, 1992].

5. В XVIII в. cаха имели божество Татаар-Тайма [Элерт, 2001]. Таким образом, предки саха на южной прародине имели прямое отношение к неким татарам.  В якутской мифологии и эпосе-олонгхо имеется божество Аан Алахчын Хотун. Сохранились легенды о участии предков саха в монгольских походах в качестве передового войска – авангарда, принимавшего всю тяжесть боев на себя [Овчинников, 1897, с. 130].

Можно сравнить с версиями по этнической и политической истории средневековых татар: Центральной Азии, Буир-нура и Приангарья. Долгое время об этих татарах, их этническом составе и происхождении ничего не было известно.  Но выдающиеся советские тюркологи С.Г.Кляшторный и Ю.А.Зуев подытоживая итог своей научной жизни, в начале XXI в. оставили специальные работы, где рассматривают этническую и политическую историю центрально-азиатских татар.

—Татары считаются ранее монголоязычными, предками которых были сяньби, которые могли обозначаться именем хор [Румянцев, 1962]. Возможно, сначала татары в шивейский период были монголоязычными, но в территории Внутренней Монголии  они смешались с тюркоязычными канглы и подверглись тюркизации.

— Татары считаются потомками жужаней, отождествляются с племенами шивей, обитавшими на огромной территории от Маньжурии до Южной Якутии, включая территорию Восточного Забайкалья и Приамурья [Бичурин, 1950].

—Жужани, как и племя хи (кай) по китайской историографии считаются потомками хуннов [Кюнер, 1961], которых принято считать предками тюркских народов.

—Татары считаются потомками южных шивей, которые считаются потомками улохоу. Термин улохоу реконстрируется как урянхай [Викторова, 1958, с. 58-59]. Из китайских летописей известны племена Хи (кай) или кумохи проживавшие в территории Маньчжурии, относящиеся к монголоязычным [Бичурин, 1950]. Реальным названием этого народа был Уранхай, урянхай [Кюнер, 1961].

—Татары входили в огузский союз, смешались с огузами. Так в рунических надписях упоминаются племена тогуз-огузов, огуз-татар, которые считаются тюркоязычными [Кляшторный, 1993].

—Во Внутренней Монголии, куда из территории Маньчжурии переместились племена шивей-татар, проживали ираноязычные согдийцы, полностью отуреченные и омонголенные [Кляшторный, 2003, с. 134-139], имевшие предводителя тегин-принц, перешедшие на номадный-кочевой образ жизни [Зуев, 2002, с. 159].

-Татар в киданьских источниках называли цзубу, которое реконстрируется из сог-по – согдиец или тибетского обозначения кочевников – сог, сак [Гумилев, 2002, с. 99-100].

—От буир-нурских татар отделились племена айриуд-буйрууд [Козин, 1941], в которых нетрудно узнать ойрат-бурятов. Они откочевали в Прибайкалье, возможно дав начало усть-талькинской археологической культуре.   Таким образом, вопрос о происхождении Омогоевой части предков саха соприкасается с проблемой этногенеза древних ойратов и бурятов.

—Татары активно воевали с империей Цзинь, которых монгольские народы называли народ «ниуча» и потерпев поражение были истреблены, в котором на стороне чжурчжэней принимали участие Темучжин и Тогорил, получившие от их рук звание генералов и титулы Чингис-хан и Ван-хан [Козин, 1941].

—Татары принимали активное участие в монгольских походах в Европу в качестве передового войска, и прославили свое имя, поэтому их имя стало чрезвычайно популярным во всем тогдашнем мире [Карпини, Рубрук, 1996]. Имя татар было настолько почетным, что сначала все монголоязычные, потом и тюркоязычные народы стали именовать этим именем [Рашид-ад-Дин, 1962].

Европейские путешественники описывают татарский обряд погребения с конем. Им вторит археолог В.П.Костюков утверждающий о том, что с татарами (монголами) распространяется в западе Евразийских степях погребения с конем с западной ориентировкой, отсутствовавшие в кыпчакскую эпоху [Костюков, 2005]. Буир-нурские татары от Цзиней приняли многое в военном деле, языке, культуре, будучи их верными вассалами [Сайшиял, 2006]. -В трехплеменной татарский союз «цзубу» – сог-по входили кроме буир-нурских татар, найманы, кереиты – западная ветвь и меркиты –северо-восточная группа [Викторова, 1980].  Упоминается племя хэйчецзы-шивей. Их имя Ю.А.Зуев восстанавливает как «тележные» — в тюркских языках канглы. Область Канцзюй он размещает в территории северо-восточной части Внутренней Монголии, где потом сложилось объединение буир-нурских татар.  Таким образом, хэйчэчцы-шивеи – канглы сыграли ключевую роль в этногенезе поздних буир-нурских татар [Зуев, 2002, с. 136]]. Татары упоминаются в генеалогической легенде кимаков в качестве предков этого народа, обитавшего в территории Казахстана и Западной Сибири. С кимаками связывает культуры и этнонимы загадочных серебряных татар Внутренней Монголии Ю.А.Зуев [Зуев, 2002]. Самоназвание кимаков  считается этноним ураанхай, сначала возникший в Маньчжурии, в китайских источниках – Хи (кай) и татабы [Ахинжанов, 1989].    Татары – видимо, потомки кимаков, имелись в составе кыпчакских племен домонгольского периода. К татарам принадлежали Бейбарс, Куттуз и другие мамлюкские султаны Египта и Сирии XIII в.  [Костюков, 2005].  От татарских племен, возможно, происходят также баргуты. В составе буир-нурских татар упоминаются племя баркуй-татар [Козин, 1941]. Также во Внутренней Монголии располагалась область проживания племени байырку-баегу [Зуев, 2002].

Новый российский тюрколог С.Ш.Казиев выдвинул версию о двуязычии – билингвизме представителей татарского племени [Казиев, 2014].  М.Кашгарский также утверждал о том, что татары хорошо знают тюркский язык, наряду со своим языком. Татарский исследователь Р.Безертдинов, утверждает, что татары разводили табуны малорослых лошадей, добывавших еду подножным кормом [Безертдинов, 2013]. О беглых татарах в низовьях Ангары, в составе остатков монгольских племен – сторонников Джамухи упоминает Рашид-ад-Дин в своем труде [1952]. О множестве татарских племен проживающих на Анкарэ-Мурен повествует бухарский хан XVII в. Абульгази Бахадур-хан [1906]. Со ссылкой Б.Р.Зориктуев говорит о 14 источниках, им использованных [Зориктуев, 2011]. В эпизоде о татарских племенах Рашид-ад-Дин в Ангаре размещает также монгольское племя усуту-мангун [Рашид-ад-Дин, 1952]. Это имя усуту-мангун реконстрируется как су-монгол – «водяные монголы». Термины усуту и су-монгол связываются с носителями этнонима татар [Карпини, Рубрук, 1997].

Абульгази упоминает город Алакчин, вокруг которой проживали племена татар. Также есть сюжет о пегих лошадях, их пяти областях [Абульгази, 1906]. Видимо это объясняется преобладающим участием алчин-татар в сложении приангарской группы татар. Алчин-татары возможно являются предками алшинов – крупного казахского племени [Сабитов,]

В культуре алакчинов – приангарских татар присутствует культ серебра и серебряных изделий. От названия серебра (золота) возможно, происходит имя одного из пяти областей «пеголошадников» – Мангу [Рашид-ад-Дин, 1952].  Их мы отождествляем с названием улуса саха – Мэнгэ. Ю.А.Зуев название города Кикас в Анкара-Мурен [Рашид-ад-Дин, 1952], который Абульгази называет Алакчином [1906], восстанавливает как Канкати, связывая с названием племени канглы [Зуев, 2002].

Основные выводы:  Возможно, одним из предков саха являются татары, обитавшие сначало в Буир-Нуре, потом их остатки фиксируются в Приангарье. По мнению исследователей, южные скотоводческие племена татар-шивэев, были тождественны с улухоу-урянхайцами. Согласно Ю.А.Зуеву, Внутренняя Монголия – прародина кимеков, имевших согласно С.М.Ахинжанову самоназвание уранхай. Татары также имели старинное имя цзубу, восстанавливаемого как сог-по. Данный этноним нами связывается с самоназванием саха.

Как видим, татары Центральной Азии принимали участие в происхождении кимаков и части кыпчакских племен, таким образом, кимако-кыпчакский компонент автоматически связывается с ними. По исследованиям Ю.А.Зуева, канглы были господствующим племенем в их составе [2002]. Татары происходили от хунну, в их состав вошли ираноязычные согдийцы. Также в их составе обнаруживается этноним алчин-алакчин, связываемый с древними алатами.  В союз татарских племен – цзубу (сог-по) входили также найманы и кереиты,меркиты [2006].

Любой народ, как любой человек имеет свою судьбу. Не знать свое прошлое, потерять историческую память – это огромная трагедия для народа.  Якутские сказители вплоть до нашего времени сохранили древние предания о прародине. И в данный момент, благодаря исследованиям ученых наконец-то вышли на Трою якутского народа.  Хотелось бы, чтобы молодые исследователи, владеющие китайским языком, раскрыли эту тайну, исследовали археологическую культуру буир-нурских татар в Внутренней Монголии.

Литература

Абульгази. Родословное древо тюрков, пер. Г.С. Саблукова // «Известия об-ва археологии, истории и этнографии» при Казанском университете, т. 21, вып. V-VI. Казань, 1906.

Амори С., Жибер М., Кейзер К, Люд  Б., Крюбези Э.   Редкие мужчины и многочисленные женщины // Мир древних якутов.: опыт междисциплинарных исследований (по материалам саха-французской археологической экспедиции)  /  Под  ред.  Эрика Крюбези, Анатолия Алексеева.  Якутск :   Издат-дом  СВФУ, 2012.   С. 200-206.

Ахинжанов С.М.  Кыпчаки в истории средневекового  Казахстана.  Алма-Ата: Наука,  1989.   293 с.

Васильев  Ф.Ф. Военное дело якутов. Якутск: Бичик., 1995. 220 с.

Викторова Л.Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. – М., 1980. – 224 с.

Викторова Л.Л. К вопросу о расселении монгольских племен на Дальнем Востоке в IV в. до н.э. – XII в. н.э. // Ученые записки ЛГУ. № 256.   Серия восточных наук, выпуск 7.  1958.  С. 58-59.

Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена.  Ч. I. М.-Л., 1950.  381 с.

Безертдинов Р.Н.  Геополитика и правители татаро-монгольских империй. Казань Слово, 2013. 303 с.

Боло С.И. Прошлое якутов до прихода русских на Лену: / По преданиям якутов бывшего Якутского округа / (на якутском языке) Якутск: Нац.кн. изд-во: “Бичик”, 1994.   320 с.

Гоголев А.И. Якуты (Проблемы этногенеза и формирования культуры).  Якутск: Изд-во ЯГУ, 1993. 200 с.

Гумилев Л.Н. В поисках вымышленного царства (легенда о государстве «пресвитера Иоанна»).  – М.: Айрис-пресс, 2002.  – 427 с.

Зориктуев Б.Р.  Актуальные проблемы этнической истории монголов и бурят.   М.: Восточная литература, 2011.  278 с.

Зуев Ю.А. Ранние тюрки: очерки истории и идеологии. Алматы: Дайк-Пресс, 2002.  338 с.

Казиев С.Ш.  Кипчаки: концепция этнической истории // Тюркские народы. Фрагменты этнических историй. М.: ИЭА РАН, 2014.  С. 282-423.

Карпини Плано Дж. Дель. История монголов. Г. де Рубрук.  Путешествие в восточные страны.   4-е изд.  М.: Мысль, 1997. 460 с.

Ксенофонтов  Г.В. Ураанхай-сахалар.  Очерки по древней истории якутов. Т. I. Кн. I. Якутск: Бичик, 1992.  416 с.

Ксенофонтов  Г.В. Эллайада.  Якутск: Местное книжное изд-во, 1977.  245 с.

Кляшторный С.Г. Государства татар в Центральной Азии (дочингисова эпоха) // Mongolica. К 750-летию «Сокровенного сказания». – М.,: Наука, 1993. –С. 139-147.

Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье. СПб.: Петербургское востоковедение, 2000 (2004).  320 (368) с.

Козин С.А. Сокровенное сказание.  Монгольская хроника 1240 г. Монгольский обыденный изборник / Введение в изучение памятника, перевод, тексты, глоссарии.  Т. I.  М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1941.   С. 5–122.

Константинов И.В. Захоронения с конем в Якутии (новые данные по этногенезу якутов) // По следам древних культур Якутии (Труды Приленской археологической экспедиции).  Якутск, 1970.  С. 196–197.

Константинов И.В. Происхождение якутского народа и ее культуры // Якутия и ее соседи в древности: Труды Приленской археологической экспедиции. Якутск: Изд. ЯФ СО АН СССР, 1975. С. 106–173.

Костюков В.П. Была ли Золотая Орда «Кипчакским ханством» // Тюркологический сборник 2005. Тюркские народы России и Великой степи. М., 2006.

Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Изд-во Вост. лит., 1961.  281 с.

Линденау Я.И. Описание народов Сибири (первая половина XVIII века).  Магадан: Кн. изд-во, 1983.  176 с.

Николаев В.С. Погребальные комплексы кочевников юга Средней Сибири в XII–XIV веках. Усть-Талькинская культура. Владивосток; Иркутск: Издательство института географии СО РАН. 2004.   306 с.

Николаев В.С.  Средневековое погребение у  п. Балаганск // Известия   Лаборатории древних технологий.  Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2006.  Вып. 4.  с. 299-308.

Миллер, Г.Ф. История Сибири: в 3 т. Т.1. / Г.Ф. Миллер; вст. ст. Е.П. Батьяновой, С.И. Вайншейна. М.: Восточная литература РАН, 1999.  630 с.

Овчинников М.П. // ПФА РАН. Фонд Овчинникова М.П. Ф. 94. Оп. 1. Д. 3.

Рашид-ад-Дин. Сборник летописей.  Т.1. Кн.1. М.– Л.: Восточная литература, 1952.  221 с.

Румянцев Г.Н. Происхождение хоринских бурят. Улан-Удэ: Местное книжное изд-во, 1962.  268 с.

Савинов Д.Г. Основные этапы этнической истории алатов // Историческая этнография.  Л.: Изд-во ЛГУ, 1985.  С. 30-37.

Сайшиял.  Сказание о Чингисхане. Перевод со старомонгольского Норпола Очирова. – Изд-во ОАО «Республиканская типография». 2006.  576 с.

Ушницкий В.В. Проблема происхождения народа саха // Народ саха из века к веку. Новосибирск: Наука, 2003. С. 39-61.; Ушницкий В.В. Легендарная страна Ураанхай – прародина народа саха // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии: Материалы международной научной конференции: Т. I. Археология, этнология.  Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000, 5 с.

Ушницкий В.В. Восточные корни кыпчаков: Этнокультурные параллели с народами Сибири // Степи Европы в эпоху средневековья. 2012. Т. 10. Половецкое время. Украина. С. 53-65. Кыпчакский компонент в этногенезе саха // Вестник ТГУ. История. 2015. № 3 (35). C. 97–101.

Ушницкий В.В. Новый взгляд на бома-алатскую проблему // Материалы международной конференции посвященной «Хакасия и Россия: 300 лет вместе». – Абакан, 2007. – c. 36-43. К локализации племени бома алат // Проблемы востоковедения. Уфа. Башкирия. № 4 (70). 2015. C. 45-48.

Ушницкий В.В. Загадка племени меркитов: проблема происхождения и потомства // Вестник Томского государственного университета. История. №1 (21). 2013 г. – Томск. – С. 191-196. Исчезнувшее племя меркитов (мекритов): к вопросу происхождения и истории // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 8. Вып. 3. Археология и этнография. 2009. – С. 212-221.

Овчинников М.П. Из материалов по этнографии якутов: Легенды, сказки и предания  // Этнографическое обозрение.  М.,1897.  N 3. С. 182 — 183.; N 4.  С. 85 — 88.  С. 182-183.

Харинский А.В. Предбайкалье накануне образования монгольского государства // Чингисхан и судьбы народов Евразии: Материалы междунар. научной конференции (3-5 октября 2002 г.). Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос-университета, 2003.  С. 104-110.

Strahlenberg Ph. J. Das Nord- und Östliche Theil von Europa und Asia. Stockholm. S. 373.  1730.  S. 373.

Источники

Архив МАЭ СпБ РАН (Кунсткамера). Ф. 12. Оп. 1. Д. 135. Происхождение якутов по лингвистическим данным (1928-1930).