Сидеть на судне и нестись по волнам?

Кажется, что мир рухнул. Рухнул? Привычный, радостный, и в общем разный. Порой кажется, что мы все поголовно страдаем нервным расстройством. Противоречивость буквально во всем. Изменчивость настроений и растерянность умов, вот что становится отличительной чертой нашего времени: смутного, тревожного…

В эпитетах можно бесконечно упражняться. Но от этого нисколечко ничего не изменится. Понятно, почему так: скудность ассортимента для пищеварения, невозможная нигде в мире политическая мистерия, которая грозит перейти в хроническую болезнь и дальше уже мы окажемся на пороге летального исхода.

«Что же мы должны делать: сидеть на судне жизни, не имеющей ни руля, ни ветрил, и нестись по волнам житейского моря туда, куда нас выбросит и разобьет волна слепого случая, или же что-нибудь предпринять, бороться?» — написал классик якутской литературы Алексей Кулаковский. Будь это сказано, повторено не ради красного словца и желанной аналогии. Каждый последующий день последних десятилетий XX века настоятельно утверждает силу этих слов. «Я знаю силу слов…»

Олег Сидоров
Олег Сидоров, редактор журнала «Илин»

Теперь мы проснувшись и освободившись от множества пут — заговорили, заголосили. Грянул ли теперь тот день, когда слова Кулаковского, написанные им в начале столетия, назовем проблемой прошедшего дня? Как бы не сглазить.

Уцелеть и обрести новое дыхание в быстротечное, запутанное время, когда рушатся границы реальной и символической самобытности народа? Задача задач. Но в этом ли только дело? Ведь в это же время, когда вся «теория и практика» строительства рая на земле летит к чертям, вулканизирующее национальное самосознание переходит все мыслимые и немыслимые границы, и увлекает за собой, как лавина сорвавшаяся с горных кручин, реальную энергию миллионов. Но куда?

Спасение в чем? В обретении себя? В самопознании? В истории человечества немало примеров, когда спасение приходило через познание мира. А в качестве первого шага к этому должны понять: где и что, наконец, кто мы, и, потом только двинуться дальше.

Не открою Америк, если скажу, что культура — тот стержень, который присутствует в жизни любого из нас. Культура разная: мировая и якутская, элитарная и массовая, городская и провинциальная.

И наш журнал — культурологический, свою задачу видит и в этом: быть мостом, который соединяет берега.

«И блаженных жен родные руки легкий пепел соберут,» — строки Мандельштама о тех, кто сохранил нам историю в его подлинности. Поэтому рукописи, документы прошедших лет станут той ниточкой, которая протянется от нас в прошлое и наоборот. Восстановится связь времен, уничтоженная в годы большевизма.

«Илин» — это древняя Лена — наша могучая красавица. Илин — так звали ее. «Ил» в переводе с древнетюркского обозначает мир, народ и объединение. «Илин» — это, наконец, восток, наш восток, где истоки и начало нашего движения.