Николай КУРИЛОВ: родом из тундры

Альберт НИКАНОРОВ, корреспондент журнала «ИЛИН»


николай курилов

Николай Курилов – один из знаменитых братьев Куриловых, человек известный, писатель, учёный и художник. Больше 20 лет он работает на радио НВК-Саха, ведёт передачу «Геван».

Николай Курилов родился в нижнеколымской тундре, в «Малом угро», по словам Николая Николаевича «рядом с большими священными юкагирскими озерами». До поступления в школу всё детство провёл в тундре: «юкола, рыба, оленина. Затем школа в Андрюшкино. А дальше – Красноярское художественное училище им. В.И. Сурикова». 

Среди моих друзей студентов, я редко слышал имя этого художника. Но когда впервые увидел его работы на выставке, меня поразили его картины необычным пространством и лаконичностью. И вот я в первый раз шел на встречу с ним.

С Николаем Николаевичем мы встретились в холле «Дом Печати». Мы поздоровались как давние знакомые. Сразу сели записывать интервью, словно репетировали до этого каждый шаг и жест. Он начал неторопливо отвечать на вопросы, возвращаясь в прошлое словно на машине времени.

Ваши графические работы схожи с наскальными рисунками, их сравнивают с пиктографическим письмом юкагиров… Вы можете работать и в живописи, но почему у Вас все же больше графических работ?

Графика со своим черно-белым, контрастным сочетанием осталась от предков. Хотя у меня есть и живопись, графика, естественно, преобладает. Для графики что нужно? Бумага, ножницы, клей. Не нужно много материала использовать. Хотя я работал и в офорте, и с гравюрами небольшого размера. И если говорить о том, как графика перекликается с наскальными рисунками, могу сказать, что, может быть это мои предки, которые осваивали Сибирь, Дальний Восток, Якутию, естественно, везде оставляли свои рисунки. Я думаю, что кое-что от своего художника-предка, как генетическая память, мне передалось.

Как бы Вы сами определили свой стиль?

У каждого художника свой почерк. К сожалению, у меня сложилось так, что графика, контрастная, всё-таки отличается от работ других художников, которые работают в этом жанре. Во-первых, это разные приёмы, у меня преобладают чернота и белый лист. Белый лист у меня — снег.

Когда была первая выставка художников и архитекторов, мою аппликацию восприняли не очень восторженно, сказали «один экземпляр не будет кормить твою семью», то есть нужно печатать и продавать. Я сказал, что мне так нравится, я ведь тогда жил на Севере, в поселке Черском. Чтобы там был хороший материал, линолеум хороший…такого в то время у меня не было. И с тех пор мою работу с работами других художников не путают, и мне кажется, это даже хорошо. Сразу узнают, что висит работа художника Николая Курилова.

Правда, что Вы стали работать с аппликацией не только потому, что это традиционное занятие – вырезание из кожи фигурок животных и в целом работа с кожей, а потому, что у Вас просто и красок было мало, и кистей, холста?

Материала правда не было. Но дело в том, что я аппликацией занимался еще когда учился в Красноярске. Оттуда я начал потихоньку тянуться к такой манере работы. Когда была первая выставка, я уже сказал, что как-то не приняли, но меня выручил Афанасий Николаевич Осипов, который, выступая, сказал, что «работы Николая Курилова перекликаются с декоративно-прикладным искусством Севера». Он поддержал меня, и его слова дали мне новые силы, ведь такой художник как Афанасий Осипов сказал эти слова!

Должен сказать, что и индейские художники работают в манере своих предков— что –то похожее на наскальные рисунки. Так они и сблизили меня с моими предками. А что касается якутских художников, якутский народ – это большой этнос, и чтобы все семьдесят художников начали работать в одной манере – невозможно. Чем разнообразнее тематика и техника, тем красивее показываем свою родину.

Вы больше считаете себя юкагирским художником?

В основном я позиционирую себя как юкагирский художник. Другое дело, когда я оказываюсь в Москве или в других регионах на выставках – в списки и в программы меня включают как якутского художника. Как-то раз была даже статья в газете «Советская Культура», в которой написали о том, что мол «почему художников из числа коренных малочисленных народов не называют по национальной принадлежности?» Например, малочисленные народы Республики Тывы и ее художники считаются тувинским.

Как я сказал, позиционирую себя как юкагирский художник. Думаю, что это надо. Чем разнообразнее мы будем показывать жизнь своих народов, тем будет лучше.

И что тогда значит для Вас быть юкагирским художником? 

Я пока единственный юкагирский художник, и это налагает много ответственности. Так боюсь сказать, слово такое… Я просто хочу показать нашу жизнь советского периода. Хороший период был. В то время мы стали заметными, а ведь до 60-х годов о юкагирах никто не знал.

В наших семьях некоторые юкагиры стали эвенами. Но мы, Куриловы, оказались более стойкими. Хотя нас насильно и записывали в другой этнос, но мы сохранили культуру и традиции. И моя задача была, всеми средствами, которыми я располагал, показать мой Север, тундру и моих юкагиров. И в живописи, и в графике, и даже в работах шариковой ручкой. Красота Севера – это не просто черно-белая аппликация и живопись, это всё – такая градация цвета, такие переходы, это очень интересно! Поэтому я и начал работать шариковой ручкой.

Когда вы решили что будете художником,  что будете  рассказывать о своём народе? Может в детстве приходили такие мысли?

В детстве вряд ли такие большие мысли приходили. Но в детстве я очень удивлялся рисункам, будь это на платочке и на фантиках конфет… Удивлялся этому: как это люди умудряются столько много обёрток рисовать и все такими одинаковыми? Мы то не знали, что их штампуют. (Смеется.) На платочках цветы или ягоды на тарелочках… Я так удивлялся, как это   может один человек сидеть и всё это рисовать и так все одинаково! В целом ворохе конфет не найдешь и лишней линии.

Я поэтому с детства хотел быть художником. Рисовал на снегу, на клочках бумаги, так как бумаги не было. В своем классе был самым хорошим рисовальщиком.

Олень – главный символ в вашем изобразительном творчестве. Как вы думаете, если заглянуть в будущее, лет через 100 что будут писать, какие символы будут воспроизводить юкагирские художники? Останется  ли в памяти то, чем занимались предки?

Олень был изначально у всех народов, даже в наскальных рисунках это легко заметить. Вспомним скифов, у которых тоже были олени. Олень всех кормил, всех на ноги поставил, все народы. Это уже потом, когда начали заниматься земледелием, тогда только что-то начались изменения.

Для меня олень – это память детства. Олень и меня на ноги поставил. Я ведь с детства оленьим молоком питался. Что будет через 20,30,40 лет? Что будет изображать юкагирский художник? Жизнь меняется, но я думаю, что олень всё равно останется. Ведь даже когда якутские художники начали писать о северянах и их работы выставлялись на уровне Советского Союза, они вышли на такой уровень с работами на северную тематику.

 Вы не только известный художник, но и писатель. Вы пишите и стихи, и прозу. Что Вас побуждает писать? Может что-то недосказанное в картинах хочется выразить словом?

Побуждает то же самое чувство, что и художника, показать жизнь своего народа. То, что переживает представитель маленького народа, никого не интересует. Даже если посмотреть, допустим, на российское телевидение, там только раз в квартал что-нибудь могут показать о жизни северян.  В литературной жизни – исчезла такая работа как переводческая. Мы уже не можем выходить на российский уровень так, как в советское время. Мои детские рассказы, рассказы для взрослого населения, стихи – это думы, переживания юкагира XX-XXI вв.

Пишу о всём том, что я не могу выразить в своих картинах, ведь картины всё-таки статичны. И их мало кто видит. Другое дело, конечно, если искусствовед о творчестве художника рассказывает, продвигает. Но у нас никто это не делает. Это большая беда.

Я пишу о том, что изображаю. О чём думает герой? Скажем, в рассказах детей я могу изобразить ребёнка. Ребёнок, юкагир, северянин, мыслит по-своему, но об этом никто не знает. В советское время может Рытхэу о детях что-то писал, опираясь на своё детство. О юкагире никто не писал. Семён Николаевич Курилов писал больше для взрослых, Гаврил Николаевич Курилов тоже писал. У него намечается презентация новой книги, которая вышла на французском языке. Это единичные случаи, а нужно чтобы была очередность: детство, взросление, старший возраст. Жизнь всё-таки не сплошная кинолента, а отрывки. Что-то хорошее, а что-то плохое. Вот это тоже нужно показывать.

В последнее время Вы больше пишете или создаете картины? 

Занимаюсь и тем, и другим. Почему? Когда я работаю над картиной, я отдыхаю. Кроме того, что пишу стихи или рассказы, стараюсь сейчас исследования по этногенезу писать. Для этого нужно собрать огромное количество материала, находить много источников, много читать. Это отнимает какое-то время. Если я не буду писать, кто будет? И знатоков языка мало осталось.

Есть ли у вас ученики? Ваши дети пишут стихи и прозу?

Если говорить о художниках – нет. И пишущих нет.

Но я думаю, что каждая моя выставка кого-то побуждает. Это ведь не просто выставление картин. И снова вспоминаю первую выставку, где все мои картины были написаны только шариковой ручкой. И там один посетитель написал: «я наконец понял, что такое графика». Когда человек такое пишет, это должна быть большая радость для художника, ведь человек понял, что такое графика, открыл для себя это. Думаю, это самый хороший отзыв для художника.

Мои дети все участвовали на выставках. Была выставка «Рисуем на снегу». У нас все рисуют. Но со временем, как это и бывает у детей, что-то уходит, проходит. Вот старшая дочь рисует, она кандидат наук. Есть у неё талант художника. И у всех есть. Если ребёнок занимается с детства рисованием, если у ребёнка пространственное мышление, то и на компьютере хорошо работает.

Ваша самая любимая картина, созданная вами?

Трудно сказать. Об этом должен говорить кто-то из посетителей, искусствовед. Для художника все его работы, даже боюсь сказать, мне они все нравятся. Вкладывал душу, какое-то время уделил. Сидел, рисовал, думал…

Если бы пришлось выбирать, кем бы Вы решили остаться – художником, ученым или писателем?

Художником. Это мечта моего детства, а стать исследователем пришлось поневоле. Ведь о жизни юкагиров никто не пишет. О юкагирах как об этносе тоже никто не пишет. Тем более языка не знают: сопоставить, какие-то параллели провести…Как говорится, охота пуще неволи.

Кто из художников больше всех поразили Вас своим творчеством, самые незабываемые впечатления от увиденного?

Больше всего в детстве меня поразили эти фантики. Позже… На больших выставках я не бывал, видел в основном только репродукции. Первый художник чьи работы я увидел, это Афанасий Николаевич Осипов, который будучи молодым посетил посёлок Андрюшкино. На улице начал писать портрет моей родственницы. И когда я увидел, что и на снегу, и на холсте сидит Елена Андреевна, я так удивился! И такие вкусные, как конфетки, карамельки, лежали краски…

В целом, Афанасий Николаевич оказал очень большое влияние.

С кем из художников всех времен и народов Вы хотели бы встретиться, если бы была такая возможность?

С Рокуэллом Кентом. Он писал об эскимосах Гренландии. Целый цикл картин. Когда я увидел его работы, вроде бы манера простенькая, но там Север – действительно Север. Наши художники всё время изображали Север, по крайней мере в 70-х годах, таким мокрым, холодным, сумрачным. А тундра наша, она очень красивая, там тоже много цветов, очень контрастная. Это в своё время изобразил и сам Афанасий Николаевич.

Но первыми, на чьи я обратил внимание, были работы Рокуэлла Кента. Хотя это были репродукции.

Вы продаете свои работы? Сколько они стоят?

Не продаю.

В каких музеях мира они имеются?

На счёт мира не знаю. В Якутске есть, это точно. В Иркутске, наверное. В Хабаровске, наверное. А в других не знаю. Этим не интересуюсь.

Как часто Вы общаетесь с другими художниками?

Я общался тогда, когда были живы якутские аксакалы. Сивцев-Эллэй, когда в Союз художников можно было зайти, посидеть в мастерской, теперь все они старенькие, если они живы. С молодыми? Не знаю. И потом… у меня времени нет. В основном работаю дома. Бывало,  на выставках  с кем-нибудь пересечёмся, ведь раньше я ходил на выставки. Всё-таки какие были известные художники! Карамзин Владимир Семёнович, Эллэй Семёнович, Афанасий Николаевич, Афанасий Петрович Мунхаловы…

Якутск, сентябрь 2017 года.